ПОИСК ПО САЙТУ

   Кстати, все до сих пор мы знаем печати сыновей Владимира Сьвятаславича, а также сыновей Ярослава Владимировича были печатями так называемого «греко-русского типа». Наших обязательно был отпечаток образа того или иного святого, имя которого соответствовало крещеному имени того или иного князя из семьи киевских князей; на этих печатях сказывалось также и соответствующее языческое имя.

Учебники 8 класс от а до я онлайн

Однако все надписи на них были в греческом языке. Этим типом печати пользовался еще Владимир Мономах, что княжил в Киеве в 1113-1125 годах. Только выражение «Господи, помози рабу своему ...» он начал отражать в славянском языке. Как же в таком случае на печатях полоцкого князя Изяслава - «сына Владимира и Рогнеды» - могли появиться надписи в славянском языке? Он же жил в атмосфере наибольших византийских культурных и политических влияний и больше, чем Владимир Мономах, должен был пользоваться этой печатью «греко-русского типа», печатью, общей в том времени для всех киевских князей.

   Наиболее вероятно, что эта печать, которая будто бы «принадлежала старшему сыну Владимира Святославич - Изяславу, который жил в последней третий Х в. и княжил в Полоцк », просто была печатью Великого Новгорода. «Большим» он начал называться немного после - от XII и особенно от XIII века, что и отразилось на его печатях этого времени: «Печать Великого Новагорода» с рыцарем, зверем или с птицей на лицевой стороне печатей. Немного прежней печатью Новгороду могла быть печать с стилизованными контурами церкви или «царских ворот» в соборе, при этом еще с надписью на другой стороне: ГРАД или, если добавить затертыми временем буквы, - Новоград.

Учебники 8 класс от а до я онлайн

   И Рогнеда вернулась в Полоцк не потому, что якобы по просьбе бояр ( «уже НЕ убии ея детяти деля сего, но воздвигни Отчину ея и даи еи с сыном своим») она была выслана сюда самым Владимиром. Нельзя представить Владимира настолько сантымэнтальным, чтобы вследствие слез «пленница» или этого покровительства бояр он мог согласиться на отторжение от Киевской Руси Полоцкого княжества, ранее «завоеванного» им. Владимир как раз и отличался своей политикой укрупнения Русскую и придания последней некое государственно-политическое цельности. Если он, как это упоминается в летописях, обратил Рогнеде ее «Отчину", то на это должны были быть какие-то серьёзные причины.

   Как бы то ни было раньше, но приходится признать, что после обращения Рогнеды в Полоцк Полоцкое княжество живет своей самостоятельной жизнью, так, как упоминается в летописях, «и оттоле мечь взимають Рогволожи внуци против Ярославлим внуком». Тем более оно было независимым во времени княжения Брячислава Изяславича (1003-1044), хотя Петрова уверяет в обратном. Этот князь в 1021 году обрел Новгород, в связи с чем столкнулся с киевским князем Ярославом Владимировичем, который спешил с помощью Новгороду. В летописях киевского происхождения сообщается, что в схватке на реке Судамиры Ярослав победил Брячиславу и освободил захваченных Брячиславом новгарадцав. Летописи Новгородской происхождения добавляют, что тогда же, видно на поле битвы, была сделана согласие, в результате которой Ярослав «дал» Брячиславу города Всьвят и Витебск за предложение «буди же со мной за один». И далее утверждается в летописях новгородским происхождения: «И воеваша Брячислав с великим князем с Ярослав вся дни живота своего».

   Выходя из этих коротеньких летописных известий, историки, в том числе, видимо, и Петрова, создают целую теорию о зависимости в том времени Полоцкого княжества и самого Брячиславу от Киева. Если же хорошо прочитать, то из этих известий следует следующее. Киевские летописи упоминают лишь о победе Ярослава над Брячиславом, и больше ни слова. Но, как следует из новгородским летописям, в этом случае вообще не было какой-либо победы. Напротив, Ярослав должен был уступить Брячиславу города Всьвят и Витебск, вероятно, захваченные им пораньше, а может, даже, в войне, о которой здесь говорится. За это он получил плененных Брячиславом новгарадцав и, возможно, согласие «бытие за один», т.е. быть в союзе, что абсолютно не говорит о подчинение, но о сожительство и поддержку. Выражение: «И воеваша Брячислав с великим князем с Ярослав вся дни живота своего» совсем тусклый. Воевал Брячислав против Ярослава или в союзе с этим Ярославом против кого-то другого? В летописях нязгадваецца ни о том, ни о другом.

   Политическая независимость Полоцкого княжества при Всеславе Брячиславич (1044-1101), пожалуй, не оспаривается ни одним почтенным советским историкам. Да и как можно ее оспаривать, когда эпоха Всеслава Чародея характеризуется войнами Полоцкого княжества с Киевской Русей, в которых Киев не получил победы? После же, а это в первой половине ХИИ столетия, наступил полный развал Русскую, с которой выделились другие независимые княжества - государства типа западноевропейских королевств, как их называет академик Б.А.Рыбаков.